ОбществоРасследованияТОП

«Безстатусные» сироты или как система ради денег оставляет детей в интернатах

Советник министра социальной политики Леонид Лебедев

Более 100 тысяч детей в Украине сегодня остаются без родительской опеки. И проблема даже не в том, что их некому усыновить. Проблема заключается в отсутствие у большинства детей интернатов статуса «ребенок-сирота». Родители ребенка оставили его в интернате по своим причинам, но отказ от него так и не оформили. Вот и получается, что ребенок не совсем сирота и его усыновить не могут. Интернаты такая система вполне устраивает. Поскольку их финансирование зависит от количества «безстатусных» детей.

Четыре года назад в Украине стартовала реформа, которая призвана постепенно ликвидировать интернаты, и перейти с институциональной системы на систему опеки семейного типа. Но, к сожалению, изменения происходят очень медленно.

Почему проблема большого количества детей-сирот не решается и как сделать так, чтобы старая система приняла изменения и детей без родителей стало меньше? Журналист PavlovskyNEWS пообщался на эту тему с советником министра социальной политики и главой благотворительного фонда «Зміни одне життя — Україна» Леонидом Лебедевым.

Статистика показывает, что около 100 тысяч детей проживают в интернатах и только 6 тысяч из них имеют статус сирот. Почему?

У нас действительно 100 тысяч детей находиться в интернате. Лет 10-15 назад у нас было тоже 100 тысяч детей. Цифра не меняется, потому что это способность интернатской системы интернатного воспитания — вмещать в себя столько детей. Система больше не выдержит. Когда 15 лет назад было 100 тысяч детей сирот и начало работать государство, начали, соответственно, меняться законы, упрощаться условия усыновления, появляться приемные семьи, опекуны и детей сирот начали забирать. Сирот становилось все меньше, и система начала бороться за выживание. Им нужны дети иначе они не смогут существовать. И с того времени, если проследить с 2008 года по сегодняшней день, то количество сирот уменьшается, но детей без статуса «ребенок-сирота» становится все больше.

Что значит, когда ребёнок находится в интернате без статуса?

Это значит, что родители отдали в систему ребёнка по заявление, и это значит, что родители не лишаются родительских прав, а ребёнок проживает в интернате. Если родитель не посещает ребёнка более 6 месяцев, то либо служба по делам детей, либо администрации интерната (это директор) должны подать в суд и лишить их родительских прав, естественно они этого не делают. Им интересно чтобы ребенок статус не получил, чтобы его не усыновили, и он оставался проживать у них в интернате.

Почему так происходит?

Каждый год интернатская система получает около 15 миллиардов гривен бюджетных денег. И чем больше детей, тем больше денег они получают. В среднем, один ребенок — «статусный» или нет, обходится государству от 15 до 20 тысяч гривен в месяц. Поэтому у нас большое количество детей без статуса, а статусные усыновляются, потому что работают механизмы усыновления или опекунства. У нас 4 формы семейного устройства: это приёмная семья, опекунство, усыновление и детский дом семейного типа. Естественно, сирот каждый год становится меньше их осталось чуть меньше 6 тысяч. Для того, чтобы детей усыновляли, необходимо упрощать законодательство, подстраиваться под реалии, так как нельзя по одному и том же механизму, который работал 15 лет назад, устроить всех детей.

Как государство пытается изменить ситуацию в лучшую сторону?

В 2017 году Правительством Украины начата реформа деинституциализации. Страна берет курс на то, чтобы воспитанием занимались не институции. Система воспитания должна быть семейная. Поэтому, в Украине в 2017 году был принят Указ президента и разработан План действий, что должна делать страна, чтобы у нас детей в интернатах не было. Четыре года идёт эта реформа медленно и сложно, потому что не все в обществе это поддерживают.

Почему реформа так сложно продвигается?

Может вы читали или слышали в новостях, что в Верховном Совете была создана из 11 депутатов временная следственная комиссия, чтобы расследовать вред от этой реформы. Они собрали поклонников родителей тех детей, которые в интернате и директоров самих интернатов и теперь лоббирует интересы этих двух групп. Им не интересно, чтобы закрывались интернаты. По причине того, что 78% из 15 миллиардов, которые система получает ежегодно, уходят на зарплату работников, на поддержания зданий и хозяйственные нужды. Это колоссальная армия рабочих. Когда несколько лет назад наша команда приехала в Одесскую область в один из интернатов, в частной беседе работники заявили, что интернат закрывать нельзя, ведь он стратегический объект. На вопрос, как интернат может быть стратегическим объектом, они объяснили, это тем, что большая часть села здесь работает, если интернат закроется, то они не смогут кормить своих детей. И так думают все эти 730 или 740 интернатов. Все страны, которые прошли этот путь — это Румыния, Молдова — у них такое же было сопротивление и без этого нельзя обойтись.

Сколько страна должна выделить из бюджета на эту реформу и через сколько она может быть осуществлена?

Денег достаточно из тех, что выделяет государство. Надо только перенаправить потоки финансирования из того, что есть, на финансирование того, что должно быть. Вот, например, Литва. На 1 января 2020 год у них нет ни одного ребёнка в интернате, они этот путь прошли за 10 лет. Но у них была политическая воля. И у нас в стране должна быть политическая воля. Сейчас нет согласия, нет политической воли, деньги есть, и они выделяются ежегодно, просто их нужно перенаправлять и это самое важное.


Похожие новости

Кнопка «Наверх»
Закрыть